понедельник, 1 июня 2020 г.

КОЛЛАБОРАЦИЯ





Page 61
background image
61
61
КОЛЛАБОРАЦИЯ
независимой Латвии ещё не успели полностью сформировать-
ся  крепкие  государственные  и  демократические  традиции 
совместной жизни как интегрирующий и стабилизирующий 
фактор.  Ещё  более  важными  являются  внешнеполитиче-
ские факторы в межвоенный период — мощные проявления 
тоталитарных  идеологий  в  Европе  и  в  Советском  Союзе; 
беспомощность  демократических  государств;  нестабильная 
ситуация малых государств Европы.
Контекст коллаборации в Балтии в 40–х годах характери-
зуют  небывалые  в  Западной  Европе  три  последовательные 
оккупации и деструктивная война чуждых властей, которую 
должна была испытать Латвия и обе её Балтийские соседки, 
и  которая  ставила  их  население  перед  эксистенциальными 
моральными  дилеммами.  Свободу  этих  наций  не  желала 
ни  нацистская  Германия,  ни  коммунистический  Советский 
Союз,  конспиративная  коллаборация  которых  привела  к 
первой советской оккупации. Гитлеровская тотальная война 
ничего  не  изменила.  Обе  тоталитарные  власти  желали  под-
чинить государства Балтии и использовать их в своих инте-
ресах.  Это  подтверждает  не  только  жестокое  подавление 
национального сопротивления, но и циничное использование 
национальных чувств и манипуляция ими. Обе оккупацион-
ные власти требовали коллаборацию и использовали любую 
возможность её получить — угрозы, хитрость, обещания.
Национальные элиты оказались, возможно, в самом труд-
ном положении, ибо им обоснованно не доверяла ни одна, ни 
другая  оккупационная  власть.  Осуществлённая  советской 
властью  массовая  депортация  1941  года  была  направлена 
главным  образом  против  элиты  Латвии.  Нацисты  в  свою 
очередь  угрожали  возможными  депортациями  и  другими 
видами репрессий, ссылаясь на советские репрессии, а также 
на собственный опыт — расправу с чешской и польской эли-
той,  чтобы  добиться  хотя  бы  минимального  повиновения  и 
по  возможности  уменьшить  попытки  сопротивления.  Если 
это  не  помогало,  средствами  убеждения  служила  тюрьма  и 
концентрационные  лагеря,  но  чаще  всего  достаточно  было 
пригрозить  и  напомнить  о  методах  советского  террора. 
Поэтому  при  возвращении  советской  власти  большая  часть 
национальной  элиты  выбрала  судьбу  беженцев  и  оказалась 
на  Западе.  Из  Советского  Союза  вернулась  и  свою  деятель-
ность продолжила совъетизированная и  режиму послушная 
небольшая часть элиты.
В  этих  условиях,  оценивая  коллаборацию,  необходимо 
учитывать  фактор  «большего  и  меньшего  зла».  Для  еврей-
ского  населения  Латвии  меньшим  злом  бесспорно  являлась 
советская  власть.  Нацистский  террор  в  первую  очередь  и  в 
полном объёме был обращён как раз против него. Латышам, 
пережившим коммунистический террор, нацистские методы 
подавления  могли  показаться  менее  грубыми,  и  в  борьбе 
против рассматриваемого большего коммунистического зла, 
различные виды сотрудничества с ними казались более при-
емлемыми.
Важно, наконец, учитывать фактор прошедшего времени. 
После  завершения  зловещих  проявлений  сталинского  тер-
рора и вооружённого национального сопротивленя, а также, 
учитывая несбывшиеся надежды на помощь Запада, оккупа-
ция стала как бы «нормальным» явлением. В общественную 
жизнь  пришло  новое  поколение,  а  режим  стал  несколько 
эластичнее.  Поэтому  в  этот  период  сложнее  всего  оценить 
сосуществование различных форм коллаборации и сопротив-
ления. Но пребывая в навязанной системе, есть возможность 
оказывать ей хотя бы небольшое, главным образом ненасиль-
ственное, духовное сопротивление. 
Новое  национальное  и  общественно–политческое  созна-
ние  в  восстановленной  Латвии  во  всей  полноте  сможет 
создаваться  только  при  всесторонней  оценке,  понимании  и 
преодолении противоречий в обществе, рождённых периодом 
оккупационной власти. Это касается также вопросов колла-
борации и сопротивления.
Всякая  оккупация  связана  с  коллаборацией  и  сопротивле-
нием. Под обозначением «коллаборация» обычно понимают 
сотрудничество  с  врагами  своего  государства  или  с  окку-
пационной  властью  на  своей  земле.  Противоположностью 
коллаборации является сопротивление. Возможный диапазон 
сопротивления,  как  и  коллаборации,  достаточно  широк,  но 
он  сужается  в  экстремальных  ситуациях,  когда  оккупация 
связана с насилием и не оставляет возможность выбрать ней-
тральную или выжидательную позицию.
Крайней формой коллаборации, называемой в экстремаль-
ной  форме  коллаборационизмом,  является  предательство, 
особенно в условиях войны или насильственной оккупации. 
Оно  имеет  особо  отрицательное  значение  в  глазах  тех,  кто 
активно  сопротивлялись  или  сопротивляются  врагу  или 
оккупационной власти. Имя норвежского политика Видкуна 
Квислинга  (
Vidkun  Quisling),  приговорённого  к  смерти  за 
коллаборацию  с  нацистами,  стало  синонимом  предателя.  В 
послевоенные годы национальные партизаны Латвии на засе-
даниях  своих  трибуналов  осудили  коллаборанистов  совет-
ской оккупационной власти как предателей.
Однако  не  всегда  коллаборация  проявляется  в  крайних 
формах  или  её  считают  таковой.  Многие  коллаборанты 
оправдывают своё сотрудничество с оккупационной властью 
действиями во благо народа, чтобы предотвратить возможно 
большее зло. В Латвии так свои действия старались оправдать 
многие  сотрудничавшие  с  советской  властью  в  1940  году,  а 
также многие из тех, кто позже сотрудничал с оккупантами 
националсоциалистической Германии. В начальном периоде 
советского правления эти коллаборанты до конца не понима-
ли характер этого режима, и позже сами попали в его неми-
лость. В период нацистской оккупации сотрудничеству спо-
собствовал пережитый террор советской оккупации, который 
оккупанты  не  стеснялись  использовать  в  своих  целях.  Во 
время второй советской оккупации коллаборанты, особенно 
т.н.  националкоммунисты,  обосновывали  свое  присутствие 
в рядах Коммунистической партии и в аппарате управления 
желанием улучшить ситуацию латышей в сравнении с при-
бывшими из других мест. Поэтому любое сравнение колла-
борации с предательством весьма относительное, и нередко 
зависит от позиции исследователя и исторического отступа.
При  исследовании  понятия  коллаборации  в  условиях 
Латвии  необходимо  также  учитывать  предысторию  кол-
лаборации  и  конкретный  контекст.  За  короткий  период 
Page 62
background image
62
МОБИЛИЗАЦИЯ ДЛЯ ВОЙНЫ:
ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ ТРУДОВАЯ 
ПОВИННОСТЬ
Рекруты латышской Трудовой службы маршируют возле 
памятника Свободы в 1943 году. 
Обложка журнала Лайкметс.
Неоднократно переадресованная повестка для Аусмы Зирнис 
с «последним напоминанием» — «немедленно» явиться для 
выполнения трудовой повинности. 
МО.
Германская  военная  машинерия  нуждалась  в  рабо-
чих  и  военных.  Жителей  завоёванных  восточных 
областей расистская идеология и практика нацистов 
в начале рассматривала главным образом как дешё-
вую или принудительную рабочую силу. Пропаганда 
прославляла труд как патриотическую обязанность 
в борьбе против большевизма.
Трудовые обязанности в оккупированных восточных 
областях определись распоряжением министра оккупи-
рованных восточных областей Альфреда Розенберга от 
19 декабря 1941 года об обязательной трудовой повин-
ности.
В следующем году, при помощи угроз, хитрости и в 
конце  концов  —  объявлением  мобилизации,  жителей 
Латвии принудили направитсья на работы в Германию. 
В  1942  году  с  «разрешения  Гитлера»  началось  также 
привлечение  молодых  мужчин  на  полувоенную 
Государственную трудовую службу (
Reicharbeitsdienst), 
побочной  целью  которой  было  посвящение  в  нацист-
скую  идеологию  и  выявление  потенциально  высоко-
качественных вояк. До 1944 года около 20 000 жителей 
Латвии  были  в  принудительном  порядке  вывзены  на 
работы в Германию. 
Когда  нехватка  рабочих  стала  заметной  и  в  самой 
Латвии, трудовую повинность следовало выполнять на 
месте, а мужчин главным образом призывали на воен-
ную  службу.  Управление  труда,  прозванное  в  народе 
«белой ЧК», применяло методы, которые в народе срав-
нивали с методами высылки большевистского оккупа-
ционного периода.
«ЗАЩИТИТЬ ЛАТВИЮ ОТ 
БОЛЬШЕВИЗМА»:
ЛАТЫШИ НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ 
ГЕРМАНИИ
Начиная  блицкриг  против  СССр,  нацисты  рассчи-
тывали  в  короткий  срок  своими  силами  добиться 
победы. Гитлер категорично возражал против того, 
чтобы  в  ряды  вермахта  принимались  лица  не  при-
надлежащие к немецкой нации. однако чем сложнее 
становилось положение немецкой армии на фронте, 
тем  чаще  ряды  воюющих  стали  пополнять  жители 
оккупированных  земель  —  добровольно,  используя 
хитрость  или  принудждение.  Происходило  это  под 
опекунством  ведомства  SS,  руководимого  Генрихом 
Гимлером. 
Вначале латыши записывались на немецкую службу 
добровольно, мотивируя своё решение желанием бороть-
ся против коммунистов. Осенью 1941 года для борьбы на 
Page 63
background image
63
Принцип  «добровольности»  обеспечивался  различ-
ными способами, включая патриотическую пропаганду, 
в  которой  звучали  призывы  с  оружием  в  руках  защи-
щать  отечество  от  возвращения  большевизма.  Людей 
всячески  стыдили  и  даже  грозили  военными  судами. 
Подчиняться  или  не  подчиняться  приказам  мобили-
зации  в  каждом  конкретном  случае  часто  определя-
лись  взаимно  несовместимыми  эмоциями  или  дово-
дами людей. В частности: решимость бороться против 
возвращения  жестокого  коммунистического  режима; 
растущее понимание того, что немцы войну проиграли; 
надежда, что западные союзники помогут восстановить 
независимость  Латвии.  В  сознании  самих  легионеров 
укоренялось  представление,  что  они,  как  и  люди  в 
другие эпохи, воевали в униформах чужих государств 
против большего зла в надежде после войны восстано-
вить независимость. Позже это сознание конкретно про-
являлось  и  в  манифестах  национальных  партизан,  и  в 
основаннной на Западе организации военных ветеранов 
«Даугавас Ванаги».
В целом во время Второй мировой войны на немецкой 
военной службе в различных формированиях и в испол-
нении других обязанностей, по новейшим данным, при-
нимали участие около 115 000 жителей Латвии.
Приказ от 10 февраля 1943 года, подписанный Адольфом 
Гитлером, о создании «Добровольного латышского легиона 
SS». Заметка генерального инспектора легиона генерала 
Рудольфа Бангерскиса «В актах. РБ 2.1.44.». 
МО.
Медицинская проверка призывников легиона. 
Накотне, 1944.
фронте были созданы три добровольных «полицейских» 
(
Schutzmannschaft) батальона, хотя нацисты уклонялись 
признавть их равноценными немецкой армии. Начиная 
с 1942 года начали применять различные меры поощре-
ния,  включая  оплату,  чтобы  стимулировать  запись  в 
немецкую  армию,  и  «добровольность»  стала  завесой 
для  нелегального  призыва.  Такая  практика  применя-
лась, чтобы избежать обвинений за нарушения Гаагской 
конвенции от 1907 года, которая запрещает призывать 
на  военную  службу  граждан  оккупированных  госу-
дарств. Всего оккупационная власть до 1944 года созда-
ла более 30–ти полицейских батальонов. Большинство 
из  них  были  фронтовыми  подразделениями.  Однако 
некоторые  участвовали  в  охране  Варшавского  гетто  и 
конвоировании евреев в 1942 году.
После поражения под Сталинградом Гитлер в конце 
января  1943  года  объявил  «тотальную  войну»  и  при-
казал  создать  «Добровольный  латышский  легион  SS». 
Не  смотря  на  название,  легион  никогда  не  являлся 
составной частью гитлеровской гвардейской элиты SS, 
ибо её членами могли стать только отборные немцы. Он 
находился  в  подчинении  т.  н 
Waffen–SS.  Большинство 
личного состава легиона не были «добровольцами» —  
около  85%  его  составляли  призывники.  Это  не  был 
и  «легион»  в  прямом  смысле  этого  слова.  В  его  пря-
мой  состав  входили  две  дивизии:  15–я  и  19–я,  но  у 
них  не  было  общего  руководства,  и  они  подчинялись 
немецкому командованию. Только командиры полков и 
подразделений  были  латышами.  Высшей  должностью, 
предусмотренной для латышей, был пост Генерального 
инспектора  легиона,  но  он  не  включался  в  командую-
щие структуры. Функции его были ограничены.
Роль самоуправления латышей при создании легиона 
была весьма двусмысленной. В надежде создать по воз-
можности  более  автономные  военные  формирования, 
которые  в  будущем  могли  бы  служить  ядром  воору-
жённых сил независимой Латвии, самоуправление раз-
работало  предварительные  условия  создания  легиона, 
однако оккупационные учреждения эти условия отверг-
ли.  Под  немецким  давлением  самоуправление  всё  же 
организовало мобилизацию.
Page 64
background image
64
УРОК СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ 11
О  создании  Латышского  легиона 
История  Латвийской 
ССР  пишет:  «Когда  оккупанты,  в  начале  1943  года  после 
Сталинградской битвы, нарушая все международные законы, 
объявили мобилизацию в свою армию, [латышские буржуаз-
ные] националисты активно помогали своим хозяевам, призы-
вая население Латвии вступать в гитлеровскую организацию 
WAFFEN–SS
Начиная  с  1939  года, 
Waffen–SS  были  элитными  боевыми 
отрядами  великой  Германии,  которые  подчинялись  руко-
водсву  SS  рейсфюрера  Гиммлера,  но  в  боях  принимали 
участие  в  составе  армии.
  Waffen–SS  в  начале  состоял  из 
немцев Германии (
Reichdeutsche), а позднее из лиц немецкой 
национальности (
Volksdeutsche). Позже были созданы отряды 
Waffen–SS из народностей родственных германским, в кото-
рых  служили  нидерландцы,  фламы,  итальянцы,  валонцы, 
датчане, французы, норвежцы.. В последствии создали легио-
ны латышей, эстонцев, русских, украинцев, белоруссов и дру-
ЛАТЫШСКИЙ ЛЕГИОН И 
ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
«…до сих пор ни один латышский легионер не был осуж-
дён за ужасные преступления в составе легиона»: утверж-
дает  историк  Андриевс  Эзергайлис.  Его  исследования 
указывают  на  влияние  советской  дезинформации  и  про-
паганды, которая связывает латышский легион и легионе-
ров  с  немецкими  военными  преступлениями,  начиная  со 
лживых  обвинений,  что  солдаты  легиона  являлись  наци-
стами и членами гвардейской элиты SS, которая признана 
Щитков с красками 
флага Латвии латышские 
легионеры носили на рукаве 
униформы. 
МО.
«латышский добровольческий легион». Это преступное меро-
приятие  стоило  латышам  тысячи  жизней.»  (2:183)  Нигде  не 
упоминается, что легионеров, призванных в это «преступное 
мероприятие», учреждения советской власти нередко судили 
за  военные  преступления,  наказывали  и  репрессировали. 
Министерство Иностранных дел Российской Федерации ещё 
в  2007  году  называло  легионеров  фашистскими  военными 
преступниками.
преступной.  Несомненно  то,  что  в  ряды  легона  попало 
несколько сот человек из преступной команды Арайса (см. 
ХХХ  стр.),  включая  самого  Арайса,  которого  немцы  на 
неделю  назначили  даже  командиром  батальона.  Однако 
советская, и теперь ещё Российская, пропаганда старается 
приписать легионерам коллективную вину за уничтожение 
евреев  и  насилие  против  гражданского  населения,  за  что 
сомнительные советские суды в 1960 и 1970 годах осудили 
нескольких  солдат  из  18–го  и  21–го  полицейского  бата-
льона.  Но  во  время  создания  легиона  евреи  Латвии  были 
уже  уничтожены,  и  легион  также  не  участвовал  в  борьбе 
полицейских батальонов против советских партизан. Бое-
вой  путь  обеих  дивизий  Латышского  легиона  на  фронте, 
начиная  с  1943  года,  детально  документирован  и  изучен, 
и  нет  никаких  свидетельств,  подтвержающих  военные 
преступления латышских легионеров. О якобы содеянных 
легионерами  военных  преступлениях  время  от  времени 
появляются отдельные документы из центрального архива 
Федеральной службы безопасности России (ФСБ, бывшего 
КГБ). Но достоверность этих документов нельзя проверить, 
ибо архив недоступен для латышских исследователей.
гих  национальностей.  Одной  из  последних  была  созданная 
в конечном этапе войны Российская освободительная армия 
под руководством генерала Андрея Власова, и состоявшая из 
русских военнопленных. 
После  войны  союзники  Запада  признали,  что  вопреки 
Гаагской конвенции от 1907 года, основная часть военных, 
включённых  в  состав  Латышского  легиона
  Waffen–SS
были призваны или привлечены в принудительном поряд-
ке. Многие легионеры позже служили во вспомогательных 
службах  американских  и  британских  войск  в  Германии, 
и  им  был  разрешён  въезд  в  государства  Запада,  включая 
США.
Page 65
background image
65
Генерал Рудолфс Бангерскис 
прибыл к латышским 
легионерам для инспекции. 
Фото нацистской прессы.
Приказ о призыве в 
добровольный Латышский 
легион SS. Обратить внимане 
на переадресование и 
примечание, о том, что 
приказ высылался пять раз. 
МО.

Популярные сообщения

​​​​​​

Комментариев нет:

Новости сайта INFOPORTAL.LV

Новое на форуме